Уход за виноградом на зиму

Уход за виноградом на зиму- именно данной теме посвящена эта страница

Он был очень пьян в первый раз, иначе никогда бы не стал говорить о Гейлис Абернати. Это случилось, когда они пили выторгованный ром, и ощущение головокружения, вызванное им, было очень похоже на то, что вызывалось напитком, который она давала ему выпить, хотя вкус и был разный. Из-за головокружения и размытости в глазах пламя свечи словно мелькало и бежало подобно воде, пламя огня, кажется, выходило за пределы, перепрыгивало через камины, наполняло мерцанием все в комнате, небольшими отдельными вспышками загораясь на поверхности серебра и стекла, драгоценных камней и отполированного дерева – и мерцало позади в ярких зеленых глазах. Он взглянул вокруг. Здесь не было никаких сияющих поверхностей. Глиняные горшки, шершавые дрова, гладкие столбы каркаса кровати, шлифовальные камни и плетеные корзин даже ткани и меха одежд были мягких неярких тонов, поглощающих свет. Должно быть, это была только память о тех временах, о тускнеющем свете головокружения, что напомнила о ней. Он редко думал о Мистрис – вот как рабы или другие ребята говорили о ней, называть ее как-то по-другому не было необходимости, никто не мог бы себе представить никого такого же. Он не считал эти воспоминания стоящими, но дядя Джейми настоял на том, чтобы он не прятался от них, и он счел это хорошим советом. Йен напряженно вглядывался в огонь, вполуха слушая историю Змея о Гусе, и о том, как он перехитрил самого дьявола, чтобы привезти табак Людям и сохранить жизнь Старику. Была ли это она, ведьма Гейлис, та, кого он видел в огне?Пожалуй, нет. От женщины в огне исходило ощущение тепла, когда он смотрел на нее. Оно пробегало от его разгоряченного лица вниз по груди, тихо и горячо закручиваясь в его животе. У этой женщины не было лиц он видел ее конечности, ее изогнутую спину, размах длинных гладких волос, что плелись к нему и пропадали в сияни он слышал издалека ее смех, тихий, с придыханием – и это не был смех Гейлис Абернати. И все же, слова Черепахи принесли ее в мысли, и он словно увидел ее. Он вздохнул и подумал о том, какую историю сможет рассказать, когда придет его очередь. Возможно, он бы рассказал о близнецах – рабах миссис Абернати, огромных черных мужчинах, которые исполняли любой ее приказ. Он видел однажды, как они убили крокодила и несли его от реки, чтобы положить к ее ногам. Он особо не возражал рассказывать. После первого пьяного красноречия, он обнаружил, что, поведав историю о ней, стал и думать о ней, как о какой-то истории, интересной, но нереальной. Возможно, это случилось когда-то, как возможно, что Гусь привез когда-то табак Старику - но это уже не казалось таким, как произошло с ним на самом деле. Да и не было у него шрамов, как у Гуляющего Лося, чтобы напоминать слушателям или самому себе, что он говорит правду. По правде говоря, ему надоели выпивка и истории. В действительности он жаждал сбежать к мехам и холодной темноте лежанки, сбросить одежду и обвить горячим обнаженным телом свою жену. Ее имя означало «Работающая Своими Руками», но наедине он называл ее Эмили. У них оставалось немного времен на две луны она должна была покинуть его и уйти в женский дом, и он не сможет видеть ее. Одну луну до рождения ребенка и одну после – для очищения… Мысли о двух месяцах, проведенных в холоде и одиночестве, без нее рядом с ним ночью, было достаточно, чтобы потянуться к пиву, когда ковшик дошел до него, и сделать глубокий глоток. Только ковш уже был пустым. Его друзья веселились, видя, как он удивленно держит его вверх дном возле своего открытого рта, и только одинокая янтарная капля скатывается ему на нос. Маленькая рука протянулась над его плечом и взяла у него ковш, вторая рука протянула ему над другим плечом полный. Он взял ковш и, изогнувшись, улыбнулся ей. Работающая Своими Руками довольно улыбнулась в ответ, потому что получала большое удовольствие, предупреждая его желания. Присев на колени рядом с ним, она прижалась теплым животом к его спине и сильно ударила по руке Черепаху, когда тот потянулся за пивом. – Нет, оставь это моему мужу! Он рассказывает истории гораздо лучше, когда выпьет. Черепаха прикрыл один глаз, внимательно глядя на них. Он слегка покачивался. – Это он рассказывает истории лучше, когда выпьет? – спросил он. – Или это мы думаем, что они лучше, когда выпьем сами?Работающая Своими Руками проигнорировала этот философский вопрос и продолжала устраиваться у очага, орудуя своим маленьким убедительным задом как тараном. Она удобно уселась рядом с Йеном, скрестив руки поверх живот, Уход за виноградом на зиму. Другие молодые женщины, пришедшие с ней, принесли еще пив, Уход за виноградом на зиму. Они пробирались среди юношей, бормоча, толкаясь и смеясь. Йен подумал, что ошибся, когда увидел их. Свет костра высвечивал их лица, поблескивая на их зубах, он уловил влажный блеск глаз и мягкую темноту их ртов, когда они смеялись.

Уход за виноградом на зиму

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля